ШЕХЕРЕЗАДА

Я

Баба я — русская из Одессы. Горящих изб мне не обломилось, кони тоже мимо не скакали. Потушила бы или остановила – не знаю. Но как одесситка не сплошала бы точно. Гламур бы не помешал, я не субтильная профессорская дочь Ксюша Собчак.

А вот жизнь он мне изломал, когда, помню, была, как в песне, еще молодушкой. Прям на улице положил на меня киношный глаз и взял в свою фильму известный режиссер. И в постель, как положено, тоже. Для ввода в роль. Клялся в любви на всю жизнь, но оказалось – только на эту фильму.

В следующем шедевре он уже вводил в роль новую молоденькую гламурную красотку, а мне подарил свою дружбу и просил его не забывать. Ну да — забудешь, если даже сильно захошь: очень уж наша дочь похожа на папочку. Изредка он о ней спохватывался в горячих буднях Высокого Искусства. Раз даже говорящую куклу с Парыжу привез, когда лучше бы уже бюстгальтер.

А меня режиссеры больше на улицах не останавливали. Критики-мозгатики фильм обозвали средненьким, героиня сыграла саму себя. После такого приговора в другие картины не звали даже на кастинг. Самодурство — не мое, актриса я никакая. Так, на уровне любой бабы. Из системы Станиславского помню только про ружжо, которое в современных пиесах при первом половом акте вешают на стенку, а в последнем оно выстреливает, будя оргазм героев-любовников.

Мудрая мама уговорила в бухгалтеры. Оно надежнее актерской славы. Баланс надо сдавать каждый год, работа постоянная да при деньгах. Кончила я торгово-экономический, вышла замуж за сокурсника, деревенского стипендиата Васыля, надежного, как "Люфтганза". Сдувал с меня пылинки.

Что дало кино? Обнаглела. Где та наивная-застенчивая? Теперь я – ураган. Поработала бухгалтером в разных фирмах, росла над собой. Открыла свое дело. Быстро просекла главную фишку в национальном бизнесе – откатинг. Да налогах экономила больше, чем зарабатывала.

Семья? Муж по местным меркам ничего, умеренно пьющий, рыбак, болельщик "Черноморца". Но село осталось селом. Тупой, безынициативный. На подхвате. Что скажу, то делает. Во всем, кроме секса. Вот тут уже полный козел, учился, видать, на козах, когда пастушил. Никакого понятия об Женщине! Десять лет таскала по урологам, пока родила, наконец, вторую дочку.

ТУПИК

А мне скоро сорок. Бабий век. Бизнес — под уклон, продаю все больше и больше, а мне после всех отстежек остается все меньше и меньше даже при умелой работе с налоговой и рэкетом. Да и дочек здесь нормально не выучишь — сплошная шароварщина. Гапье взяло реванш у города. Щас оранжевые опять захватят власть — цена на российский газ зашкалит. А мы и так еле выживаем. Короче, в этой гнилой стране ловить нечего. В Россию? Там не слаще, тут хоть знаешь, кому откатывать.

ЗАМОРСКАЯ ПОДРУГА

Выручила подруга, удачно вылетевшая замуж за американца. По интернету. Запустила меня по тому же маршруту. И когда насортировалось с полсотни кандидатов, купила турпутевку вроде на курсы изучения языка, с проживанием в семье и вылетела в Лос-Анжелес. Для свиданий с претендентами по очень плотному графику, составленному заботливой подругой, уже практичной мерикоской.

АМЕРИКАНСКАЯ СЕМЬЯ

Подруга определила меня в семью компаньона мужа. "Семьей" оказался пожилой русский эмигрант Миша, земеля из Одессы. Вообще-то в СССР он в документных проводках проходил "лицом еврейской национальности". Но Америке все совки на одно русское лицо. Миша давно пустил корни в стране. Да так глубоко, что они его отторгли: жена с детьми ушла к богатому американцу, но с ней, преемником, детьми и внуками установились прекрасные отношения. А в личной жизни умеренный, по возрасту, мачо и бонвиван.

ОЧЕРЕДЬ

Всех полсотни претендентов на мою руку, сердце, бюст 5-го размера и стройную задницу не асилила. С меня хватило десятка три. Впечатлилась. Поделюсь. Не обо всех, а некоторых. Как учила в школьной литературе, типичных героях. СЛАВА

… Начала с русского героя — хохла из Приднестровья Славы. 42 года. Встретились на берегу океана. Он был после работы, какой – не успела узнать. Хряпнул скока там банок брандахлыста "Будвайзер", накрыл физию "Русским базаром", купленным вроде для меня, и захрапел прям на песке. Сразу подумала – нужно мне это храпящее мурло, дома оставила такое же – и тихонько отвалила. С русскими зареклась, и остальных русских из списка вымарала.

ГАРРИ

А следующим стал натуральный янки Гарри. Черных очков не снял даже при знакомстве. Какого цвета у него глаза так и не узнала. Завел в какое-то прибрежное кафе, а оттуда в крутой бинокль с просветленной оптикой заставил любоваться лучшим рестораном Лос-Анжелеса, где он завсегдатай.

Видать, ко встрече со мной готовился: спел козлетоном русский романс про себя — "Гарри, Гарри, моя звезда!" Пыталась поправить, не "Гарри, Гарри", а "Гори, гори". Он не врубился, был занят бахвальством о знакомствах с голливудскими знаменитостями. Увы, мне неведомыми. И по этой теме я его не оценила.

Договорились встретиться через две недели, но подумала – ага, с такими темпами сближения не хватит не то, что месячного отпуска, а всей оставшейся жизни. Да и люди столько не живут! Правда, Гаррика не вычеркнула, в общем он ничего. Перенесла в последние строчки списка. Пусть за мной поскучает. Нет – невелика потеря!

МАРК

Следующий, Марк, оказался таким уродом, что по сравнению с ним наш то ли диоксиновый, то ли прокаженный през – красавец. А мой Васыль – тот вообще Ален Делон. От Марка успела спрятаться до того, как он увидал меня, и слинять огородами. Чть отдышавшись, позвонила следующему по списку — Альберту, дескать, высвободилась от языковых курсов раньше на пару часов, жду.

АЛЬБЕРТ

Альберт, 39 лет. Тоже ничего. Отец-заочник взрослого сына, которого впулил однокласснице еще в школе. Примотал то ли на большом авто, то ли маленьком автобусе. Оказалось — джипе. Повез в китайский ресторан.

С моим английским чуть не вляпалась в блюдо типа из ласточкиных соплей. Альберт здорово управлялся с палочками. Наверное, чует скорую оккупацию Китаем. А может она — уже, амеры прозевали, вон у них сколько китайцев и без официального объявления оккупации!

Все, что мы не доели, по команде Альберта “For dog!” официант ловко упаковал в красивые коробки. Я была в полной уверенности, что Альберт понтовался и забрал для себя. Но не стала изобличать в скаредности, а тонко подкола: а кто собака? Он ответил — южнорусская овчарка. Совсем недалеко.

Оказалось – в громадной клетке в машине. И меня предупредил – злая! Да угостил жвачкой. Вспомнилась моя маленькая Катька, любительница "жевачек". Как там она со свекровью на нашей даче в Лузановке? Захотелось домой.

А как мне Альберт? Не знаю почему, но ну и его на фиг. Может, ему русская жена-блондинка нужна в масть русской собаке? Вычеркнула.

РОБЕРТ

Следующий — Роберт. 42. Как появился – не заметила. Видно, свалился с пальмы. Их тут, в элэе (L.A.) как платанов в родной Одессе. Видать, негров в Африке не могли отодрать от любимых деревьев и вывозили в рабство прямо с ними.

А Роберт — конкретная обезьяна. Панк. На голове разноцветный петушиный гребень. Тату, пирсинг, все дела. Все исколото и проколото. В очках, драных трениках и без зубов.

И даже на мой бюст не глазел, как остальные, а уставился мне в рот и спрашивал, добрая ли я? Видать, рассчитывал на мои зубы, чтобы я ему жевала. И по доброте не заглатывала сама, а сплевывала ему. Не дождешься, козел!

Меня же душила обида – накрасилась, уложилась, надела самый сексуальный, как заценила подруга, сарафан на тонких бретельках. Сама себе понравилась. А этот урод? Тьфу! Для себя решила – больше ради этих баранов марафет наводить не буду. Обойдутся. Понравлюсь и так.

СЭМЮЭЛЬ

И на свидание с Сэмюэлем назло этим гамбургерщикам-хотдогерам никакого make up (косметики), прибежала в трениках, пусть и не драных, как у Роберта. В уговоренном месте из крутого "Лексуса" вальяжно вылез Сэмюэль. В смокинге, с бабочкой. Загорелый, ослепительно белозубый. Джеймс Бонд последнего разлива!

А я как бомжиха-хоумлесска! Он, глазом не моргнув, пригласил в ресторан неподалеку. Не очень дорогой, видать, встретил по одежке или из-за сисек больше ничего не узрел. Но я все же взяла тайм-аут, кавалер отвез меня домой и подождал в машине, пока я привела себя в лучший вид. В общем, повторила подвиг Золушки. Когда вышла, он опешил и поменял ресторан на дорогой.

Сэмюэль оказался строителем, но мне на это было плевать – мне он понравился, я ему – без вопросов. Для приличия всем кавалерам впаривала, что приехала учить язык. Доля правды в этом была. Сэмюэлю хватило этой доли, и он принялся рьяно учить меня настоящему американскому. На примере слова "камень".

И все наше свидание учил правильному произношению stone и rock. Стоо-уу-н, р’ок – с придыханием. И так — весь вечер, при этом не спуская глаз с моих сисек, может, они ему напоминали какие булыжники?

Когда же официант принес, наконец, счет, мне уже больше всего хотелось схватить просто КАМЕНЬ, и шарахнуть этого жидомасона по башке. Сдержалась, мне еще не хватает загудеть здесь в кутузку! Но ему честно сказала — over (отлуп, будя, нах — по нашенски)!

Он разрыдался — как ему теперь жить без меня? Влюбился еще по фотографии и уже распланировал со мной всю оставшуюся жизнь. Ладно, обещала подумать. Вдруг надумаюсь, и если дойдет до чего серьезного, уж точно в брачном контракте оговорю: ни слова ни о каких камнях. Ну, разве что драгоценных…

БАДИ

А вот чернявого Бади из-за полуседой бороды приняла за старого цыгана, но он оказался относительно молодым индусом. В Америке 7 лет. В Бомбее оставил богатых родителей, они его иногда проведывают в одном из трех его домов, купленных в Америке.

Пригласил в кафе на бензозаправке. Кофе меня сильно возбуждает, не могу заснуть. Пью только чай. А его в этом кафе не оказалось. Лишь холодный в автоматах.

Потом Бади долго возил меня по Лос-Анжелесу, чевой-то журчал, но я не понимала его версии американского и дремала. Он следил за дорогой, но неудачно, даже в полусне обнаружила, что мы в который раз проезжаем мимо той самой бесчайной заправки. Он признался: город знает плохо, заблудился. Еле довез меня домой.

Я не расистка, но что б там ни вякали — цыгане те же индийцы. Но давно откочевавшие от родины и рассеявшиеся по миру. Дурацкие индийские фильмы не любила с детства, даже когда Радж Капур затмил Рашида Бейбутова. С того же детства вообще-то боюсь цыган, все пугали: цыганка украдет. Ну а после суперцыганки всея Украины Юлии Тимошенко, укравшей полстраны, – и подавно. Распрощалась с Бади без сожаления и навсегда…

ТИМОТИ

Не смолчу о китайце. Попался и такой. Замаскированный под Тимоти Вуда. Штирлиц, мля! Клялся, что китайцем у него был только прадедушка. Да, по фамилии Ву.

Но, о горе китайцев! Их генетика побивает и белую, красную и черную расу, и если в роду хоть один китаец, внешность пропрет во всех потомках. Вот, оказывается, почему штатников не волнует нашествие китайцев: они больше всех норовят стать американцами. Отрекаются от своих фамилий, обзаводятся амеровскими именами, жуют двойные заправки жвачки, усиленно забывают китайский и рьяно учат английский.

Кажется, врубилась почему: когда становишься одним из трехсот миллионов американцев, то твоя индивидуальность усиливается в 5 раз — ты уже не один из полутора миллиардов аборигенов исторической родины! В общем, Тимоти я послала: ото я перлась через полмира ради китайца, когда у нас в Одессе на Привозе их уже больше, чем одесситов!

О СЕКСЕ

Насмотревшись голливудских лавстори, можно решить, что амеры этим занимаются все время, как кролики. Недаром зайчик (неодомашненный кролик) — символ "Плейбоя".

На самом деле все мои мачо секс предлагали очень робко. В США с этим строго. Малейшее принуждение дамы — sexual harrasment (половое насилие). Не приведи Господь пожалуюсь — все, дальше у него будет долгий секс уже с полицией, судьями, адвокатами. А на вежливые, скромные предложения секса отказывала, типа, еще не готова.

Разве что решила чуток подинамить Сэмюэля, каменщика. Задолбал по телефону клятвами в любви, и я согласилась к нему домой. Молчу, дом, как для амеров — средний, как для нас — дворец.

Я попросила выключить иллюминацию и побыть при свечах. Свеч нашлось три. Каждая диаметором в блюдо. Весом в пару кило. Зато не нашлось спичек. Ну, как-то зажег, вроде высек из камней.

Попросила вина. Нашлось. А вот штопора не оказось. Умелец ввинтил в пробку шуруп и, вытаскивая его пассатижами, в конце концов, раскрошил так, что пить пришлось бы с мелкими частицами пробки.

Конечно, как жентельмен не дал мне пить эту суспензию и бросился на кухню, чтобы вино отфильтровать. Через минуту послышался звон, грохот, стоны. Мачо лежал в луже из вина, которое я приняла за кровь и позвонила в скорую — 911.

911

Сначала меня не поняли, но выяснили родной язык и переключили на русского оператора. Через минут 10 примотала "скорая", а также пожарные и полиция, хотя этих я не звала.

Оказалось, Сэмюэль уронил с подноса бокалы и бутылку, пролил вино и на нем умудрился поскользнуться, упав в осколки стекла. Скорая его увезла, пожарные из брандсбойта потушили свечи и умотали, заставив подписать заранее подготовленный бланк с моим согласием на их бравую помощь.

В общем, брандмейстеры правы: если из какой-там искры эти крайзи русские раздули пламя мирового революционного пожара, то что они могут сделать с большими свечками?

ПОЛИЦИЯ

А вот копы оттянулись по полной, объяснения я давала уже в участке. Не знаю, чем бы кончилось, но привезли обклееного лейкопластырем Сэмюэля и после очной ставки с потерпевшим нас отпустили, взяв, опять же подписку. Не совсем врубилась в текст, но типа, что изнасилования промежду нами не было.

С Сэмюэлем расстались мило, в конце концов, вместе кровь проливали. Он сказал, если не приеду хотя бы через пару месяцев, он примотает ко мне.

Ага, разогналась, только этого козла не хватало в моем одесском огороде! Не из-за ревности Васыля, о ней можно только мечтать, но в остальном! И потом даже если с ним сладится, нормальной жизни уже не будет, только попреки типа "я тя, блять, вытащил из такого дерьма"…

ШАНСЫ

… И так можно бы еще о паре десятков женихов. Увы, узрела очевидное: если мужик около 40-50 не имеет нормальной семьи – уже в чем-то ущербен, лучших расхватали, да и тех, что похуже терпят. А холостяк в этом возрасте — это уже навсегда.

Да, такой мужик, что мне нужен, попадается реже, чем думала. Ну, видать один на сотню. Подруга уговорила продолжить интернет-лотерею в следующий заезд через пару месяцев, когда пополним список до сотни. Да с несколькими из старого списка, пожалуй, можно поработать.

МИХАИЛ, МИША, МИШАНЯ…

… Поработать, конечно, можно. А вот моя загадочная русская душа уже ни к кому не лежит. Кроме квартирного хозяина Миши. О нем даже боюсь признаться подруге.

Как хорош, мерзавец, в постели! Старый конь так сладко окучивает… и бороздит до самой глубокой вспашки. Да и прелюдии… Впервые почувствовала себя Женщиной! А его обволакивающая мягкость, внимание…

К тому же в моей брачной опупее Мишаня оказался если не идеальным советником, то внимательным слушателем – с ним делилась о "женихах" — впечатления бурно распирали, иногда умирала – от ужОса, но чаще от смеха. И мой нежданный любовник покатывался вместе со мной.

Вот к кому бы пошла без оглядки с моими сильными руками, пока стройными ногами да еще упругими сиськами…

Увы, а вот ему я не нужна. Покой ему дороже. Для хобби — вырезает страшные африканские маски из железного дерева, ценится у знатоков, выставляется. Имеет заказы даже от африканских царьков.

А на жизнь пробавляется дизайнером у мужа моей подруги. За пару недель заработает на полгода свободной жизни – и опять за свои химеры.

Что я для него? Есть, хорошо, ладненько. Не больше. И ни к чему ему мои проблемы с иммиграцией, языком, детьми. Грит – адаптируешься, встанешь на ноги – и сделаешь ноги: я состарюсь, и черта тебе со мной возиться?

Хотя я уразумела — лучше бы десяток лет с ним, любимым, чем всю жизнь с этими списочными козлами.

… И самое-самое из брачного вояжа в Штаты – мои байки в мишиной постели о кавалерах и свиданиях с ними. Потому эту историю назвала "Шехерезадой" — очень бы хотела с конкретно Мишаней тысячу и одну ночь. Не отвлекаясь на типа женихов.

Галинка Кисломордых

Оставьте первый комментарий

Оставить комментарий

Ваш электронный адрес не будет опубликован.


*