Почему Пушкин пошел на дуэль?

Дуэль Пушкина и Дантеса состоялась 8 февраля 1837 года. Спустя два дня, 10 февраля не стало главного поэта России. Формально Пушкина убила пуля, вылетевшая из пистолета Дантеса и нанесшая смертельную рану. Конечно, если бы дуэль происходила в наше время, поэта могли бы спасти — медики неоднократно замечали, что рана была не очень серьезной, но для излечения Пушкина не хватило науки.

Гораздо больше споров порождают причины, которые привели к роковой дуэли. Иными словами, кто виноват в смерти Александра Пушкина? На этот счет существует гораздо больше версий, чем могло бы казаться — слишком неоднозначны все свидетельства, слишком много было слухов и рассказов. Свидетелей этой, в общем-то, семейной драмы оказалось предостаточно: начиная от врачей, заканчивая друзьями. При этом, правда, конечно, у каждого своя.

Классическая версия, которую изучают в средней школе такова: Пушкин, спустя несколько лет после женитьбы на молоденькой Натали Гончаровой, столкнулся с соперником, Жоржем Дантесом. Молодой француз назойливо ухаживал за женой Пушкина, после чего был вызван на дуэль, на которой и убил поэта. Между тем, исследователи находят гораздо больше нюансов, чем кажется на первый взгляд.

Роковым стал второй вызов на дуэль, исходящий от Пушкина — первая не состоялась, по причине того, что была отозвана в преддверии грядущей свадьбы Екатерины Гончаровой (сестры Натали) и Дантеса.

Помимо огромного количества различных домыслов на тему взаимоотношений внутри этого треугольника, есть и несколько документально подтвержденных версий: конечно, в той степени, насколько о них могли судить посторонние люди.

Первая, наиболее интересная версия, принадлежит князю Александру Васильевичу Трубецкому, который "не был приятельски знаком с Пушкиным, но хорошо знал его по частым встречам в высшем петербургском обществе и еще более по своим близким отношениям к Дантесу". Записанный со слов князя рассказ повествует о совершенно новом отношении к этой трагедии. Согласно воспоминаниям и свидетельствам, которые были доступны Трубецкому, Пушкин совершенно не ревновал Натали к Дантесу. Ситуация несколько отличалась от привычной — Пушкин был влюблен в сестру своей жены, Александру (Александрину), которая была нехороша собой, но при этом чрезвычайно умна. Она была влюблена в поэта еще в то время, когда он не был женат на Натали, и, более того, знала наизусть все его произведения. Как утверждает Трубецкой, Пушкин ответил ей взаимностью.

"Дантес часто посещал Пушкина. Он ухаживал за Наташей, как и за всеми красавицами (а она была красавица), но вовсе не особенно "приударял", как мы тогда выражались, за нею. Частые записочки, приносимые Лизой (горничной Пушкиной), ничего не значили: в наше время это было в обычае. Пушкин хорошо знал, что Дантес не приударяет за его женою, он вовсе не ревновал, но, как он сам выражался, ему Дантес был противен своею манерою, несколько нахальною, своим языком, менее воздержанным, чем следовало с дамами, как полагал Пушкин", утверждал князь Трубецкой.

Дантес был неприятен Пушкину, но не более того. Дуэль же стала следствием другой ревности — к Александре: "Вскоре после брака Пушкин сошелся с Alexandrine и жил с нею. Факт этот не подлежит сомнению. Alexandrine сознавалась в этом г-же Полетике. Подумайте же, мог ли Пушкин при этих условиях ревновать свою жену к Дантесу. Если Пушкину и не нравились посещения Дантеса, то вовсе не потому, что Дантес балагурил с его женою, а потому, что, посещая дом Пушкиных, Дантес встречался с Alexandrine".

Основной причиной дуэли стал тот факт, что когда Дантес с женой Екатериной собрались ехать заграницу после свадьбы, Александра собралась ехать с ними. Конечно, поскольку связь Пушкина и Александры была тщательно скрыта, формальной причиной стали отношения Дантеса с Натали.

Другая версия принадлежит потомку Жоржа Дантеса, барону Лотеру де Геккерну Дантесу. В интервью газете "Московский Комсомолец", он рассказал свой вариант, основанный на многочисленных исследованиях: Пушкин любил Натали. Любил ее искренне, восхищался, но при этом "лепил ее под себя", не давая возможности выражаться как личности. В качестве доказательства он приводит письма поэта к теще, Наталье Ивановне Гончаровой: "Обязанность моей жены — подчиняться тому, что я себе позволю".Владимир Фридкин, написавший книгу "Из зарубежной пушкинианы" писал: "Женясь на Натали, Пушкин осознавал, что Наталья Николаевна его еще не любит, о чем писал теще. Но в 1831-м он хотел остепениться и был уверен в том, что сможет стать с Натали счастливым. Она была абсолютно его типом женщины — Татьяной Лариной во плоти. Спокойная, преданная, тихая заводь… Но вспомните, чем заканчивается "Онегин": будучи женой генерала, душой Татьяна навеки с другим мужчиной. Физическая верность героини законному супругу для самого Пушкина в этой истории оказывается не главной. Для поэтов всегда была важнее душа..".

Именно поэтому, 4 ноября 1836 года, после получения анонимного письма о неверности жены, Пушкин объясняется с Натальей Николаевной, после чего формально Натали признается ему в том, что принимала ухаживания Дантеса. Важна была измена не физическая, а духовная. "Дом поэта в этот миг рухнул как карточный, — продолжает Владимир Фридкин. — Пушкин потерял смысл своей жизни. Нельзя хотеть убить другого человека только за то, что его полюбила твоя жена. Но можно желать смерти себе самому из-за этого. Возможно, это и есть причина безумств Пушкина в последние месяцы жизни, его чудовищных метаний. Как писал Соллогуб в своих воспоминаниях: "Все хотели остановить Пушкина. Один Пушкин того не хотел". Как писал Павлищев, зять Пушкина: "Он искал смерти с радостью, а потому был бы несчастлив, если бы остался жив".

С этой теорией совершенно не согласна заведующая мемориальным музеем-квартирой Пушкина Галина Седова, которая недавно закончила работу над книгой, посвященной последним месяцам жизни поэта. В своем комментарии для РИА Новости эксперт рассказала, что теория о том, что Пушкин хотел покончить с собой не верна: "Он хотел жить и работать и вовсе не собирался умирать. Например, в день дуэли он просит перевести пьесы для своего журнала".

Помимо этого, исследователь отмечает, что серьезную роль в истории сыграл секундант Жоржа Дантеса, виконт Оливье д’Аршиак: он старался примирить противников. Ему это удалось в ноябре 1836 года, когда Пушкин впервые вызвал Дантеса на дуэль. Именно поэтому, боясь, что д’Аршиаку вновь удастся добиться примирения, в канун роковой дуэли Пушкин всячески избегает встречи с ним, полагает Седова.

"По воспоминаниям я проследила, чем занимался Пушкин в день накануне дуэли. У кого он только не был в гостях — у Вревских, у Ивана Крылова играл с его внучкой, потом зашел в лавку Лисинкова у Пажеского корпуса, где встретил писателя Федорова. Он называл его Борька Федоров и всегда его презирал, а тут два часа они беседовали. Из всего этого видно, что Пушкин просто тянет время", — считает Седова.

Второй задачей, с которой, по мнению Седовой, успешно справился поэт, стала попытка оградить своего секунданта Константина Данзаса от преследования за то, что тот не донес о готовящейся дуэли.

Седова считает, что Пушкин заранее выбрал себе в секунданты Данзаса и договорился с ним об этом. Однако затем поэт сделал все, чтобы показать, что эта договоренность возникла непосредственно перед дуэлью.

"Своего секунданта Пушкин представляет в последний момент. Он решил сразу два вопроса — защитил Данзаса от возможного следствия и оградил себя от возможности примирения, которое так ловко мог устроить д’Арширак. Никто обычно на эти нюансы не обращает внимания", — отметила она.

"Данзаса потом судили за то, что он был секундантом и не донес о дуэли. Из его показаний свидетельствует, что в день дуэли он встретил Пушкина возле моста у Летнего сада. Они молча доехали до французского посольства, где увидели д’Аршиака. Только здесь Пушкин ему все рассказал, были составлены условия дуэли и ее участники отправились на Черную речку. И следствие доказало, что Данзас действительно оказался секундантом случайно, буквально в последний момент, что смягчало его наказание", — сказала Седова.

По словам Седовой, перед смертью Пушкин сжег несколько документов, среди которых были и бумаги, компрометирующие Данзаса. "Он сохранил только те, в которых д’Арширак неоднократно просит представить ему секунданта", — рассказала Седова.

podrobnosti.ua/person/2007/02/10/395003.html

Оставьте первый комментарий

Оставить комментарий

Ваш электронный адрес не будет опубликован.


*