Интимные подробности жизни Пугачевой с домработницей

Весь российский, и не только шоу-бизнес уже хорошо знаком с домработницей Аллы Пугачевой, а теперь уже и Филиппа Киркорова Люсей, которую в жизни зовут Людмила Дороднова. За 26 лет совместной жизни с Аллой Борисовной Люся снискала заслуженный авторитет как у самой «живой легенды», так и у многочисленного ее окружения. Некоторые из «приближенных к трону» считают Люсю настоящим серым кардиналом при владычице Алле и откровенно побаиваются. Люся согласилась раскрыть газете подробности своей жизни с Пугачевой.

«Наверное, нужно начать с того, как я вообще на эстраду попала, — не торопится откровенничать Люся. — Работала в Подольске на химическом производстве, а отдушиной были походы на концерты любимой певицы Тамары Миансаровой. «Доходилась» до того, что стала у Тамары своим человеком в доме. Настолько своим, что в один прекрасный момент она предложила мне бросить свой завод и перейти к ней в костюмеры и помощницы по хозяйству. Потом работала в том же качестве у певицы Ларисы Мондрус — вплоть до ее эмиграции в Италию.

С отъездом Ларисы встал вопрос, куда податься. У меня было много предложений, в том числе и звездных: Валерий Ободзинский, например, к себе звал. Мне тогда даже с Пьехой работать предлагали! Но я уже вовсю «болела» Пугачевой и хотела попасть только к ней. Думала: если уж отдавать всю себя целиком кому-то, то тому, для кого будет себя не жаль! Я на тот момент фильм «Женщина, которая поет» посмотрела раз 160! А попасть к Пугачевой, как вы понимаете, было ой как непросто! Но благо я была знакома с художницей Леной Пелевиной, которая разрисовывала те самые легендарные пугачевские балахоны.

Когда появился очередной голубой балахон с лебедями (в нем потом Алла блистала в Париже на сцене «Олимпии», и французы восхищались ни на что не похожим нарядом ручной работы!), то я буквально напросилась отвезти его Алле. Она тогда еще жила в однокомнатной квартирке на «Ждановской» (сегодня станция метро «Выхино». — ред.) со своим тогдашним мужем режиссером Стефановичем, хотя уже вовсю шел капитальный ремонт в только что полученной квартире на ул. Горького (ныне Тверской. — ред.). Алла сразу поняла, что я хочу у нее работать. Так что уже во второй раз я к ней заявилась с бутылкой коньяка.

Она мне по сей день вспоминает: «Нет, Люсь, чего ты коньяк-то тогда приперла? Можно подумать, я его пью!» А дело в том, что Миансарова обожала армянский коньяк, вот я к Алле и прихватила бутылочку, неудобно ведь для серьезного разговора с пустыми руками заявляться. После того разговора Алла дала указание своему тогдашнему директору (и мужу впоследствии) Евгению Болдину оформить меня в свой коллектив костюмером. Хотя у него, кажется, желания особого не было. Но разве можно Алле отказать?!» «А жить вместе с Аллой Борисовной вы сразу стали?» – интересуется корреспондент. «Да почти сразу. Ведь пока костюмы в порядок приведешь, в квартире приберешь — ночь уж на дворе. Раз ночевать осталась, другой… И с тех пор я при ней и днем и ночью, если она, конечно, не на гастролях. Раньше-то я с ней и на гастроли ездила, а теперь вот с собаками дома сижу».

Люся рассказала о том, что Алла Пугачева вместо 8 Марта придумала себе другой праздник — День весны, или Праздник желтых цветов. «Сейчас уже, конечно, былого размаха нет, а вот когда на Горького жили… — вспоминает Люся. — Это был целый митинг, заканчивающийся демонстрацией. Где-то в час дня Алла выруливала с букетом желтых цветов, у подъезда к ней толпа поклонников присоединялась. И целой колонной шли на Красную площадь. По пути следования выискивали прохожих с сумрачными лицами, и Алла дарила каждому по желтому цветку. А потом с Красной площади грузились с друзьями в автобус и ехали или за город, или в парк «Сокольники», а то и попросту в ресторанчик — приход весны отмечать. Все при этом традиционно в масках и костюмах карнавальных. Ну а после ресторана продолжение банкета — у Аллы дома».

«Откровенно говоря, когда в доме проходной двор, голова, конечно, раскалывается, — продолжает Люся. — Иногда получается так, что вообще ночью поспать не удается или удается лечь только часов в шесть утра. Потому что я не могу спать, если не уберу со стола. Я должна все обязательно перемыть! Чтобы, когда Алла проснулась, у нее создалось впечатление, что никаких гостей и не было вовсе».

О слухах и сплетнях, которые сопровождают Пугачеву всю жизнь, Люся говорит так: «А Алле нравится, когда о ней слухи ходят. Говорит: ну и на здоровье! Правда, говорят все больше о том, с кем она и когда… Вот все думают, что они с тем же Паулсом были любовниками… Хотя в жизни ничего подобного и близко не было: не нужен ей был Паулс в этом качестве! Или взять хотя бы Кузьмина. Алла всегда говорит, что это я всех ее хахалей уничтожала и выгоняла. Но это неправда: я, разумеется, никакого отношения к этим встречам-расставаниям не имела.

С Кузьминым вот как дело было. Подошла я во время Аллиных гастролей в Куйбышеве к столу, смотрю, а там список Алла для Кузи составила, где все строго по пунктам: квартира, машина, пластинка, реклама — пунктов на двадцать. Ну все, думаю: раз пишет список, то скоро разрыв. Устала она тогда от всего… Я считаю, что, пока она молодая, пусть живет и гуляет, раз на нее молодежь засматривается. А молодежи ой как приятно погулять с «живой легендой».

news.online.ua/2006/11/29/135837.php

Оставьте первый комментарий

Оставить комментарий

Ваш электронный адрес не будет опубликован.


*